14 февраля 2021, 16:06

Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры

Скачать оригинал

Мы часто называем любовью только зашитые в узкие темы, сентиментальные вещи. Но разве хирург, врачующий больного, или пожарный выносящий из огня ребенка, не испытывают этого чувства? Любовь - понятие широкое, связанное с жертвой, которая и есть его мера: «если любишь человечество, значит, должен отдать себя ему».

С понедельника по пятницу эти жители столицы: бизнесмены, ученые, экономисты живут обычной жизнью, так же как все, ходят на работу, печалятся, радуются. А в свое свободное время, проживают иную, полную действенной любви жизнь, которую выбрали не потому, что жаждут славы и почета, а потому, что хотят изменить реальность.

Добровольческий поисково-спасательный отряд «СпасРезерв» был создан в 2007 году силами неравнодушных к пожарно-спасательному делу людей. На сегодняшний день базы «СпасРезерва» располагаются в трех округах столицы: Юго-Восточном, Восточном и Центральном. Деятельность отряда, в котором уже более 250 человек, поддерживают Департамент ГОЧСиПБ Москвы, Главное Управление МЧС России по г. Москве и Российский союз спасателей.

Прежде чем получить разрешение на дежурства, будущие спасатели проходят обучение в УМЦ ГО и ЧС г. Москвы и аттестацию. В этом учебном центре обучают и добровольцев и профессионалов. Программы обучения у добровольцев и профессионалов одинаковые. Дважды в год при содействии департамента по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности города Москвы, принимают участие в учебно-тренировочных сборах.

Круглосуточные дежурства, спасение людей и животных, общие ценности, дело и идея сближают. В отряде царят дружеские отношения, которые иногда перерастают во что-то более серьезное.

Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры - Новости - Главное управление МЧС России по г. Москве

Дмитрий и Маргарита Завражины

Дмитрий: родился я в Москве, учился на программиста, работаю энергетиком. Как стал волонтером «СпасРезерва»? Лет 10 назад, искал в интернете курсы по промышленному альпинизму и наткнулся на объявление о «наборе в отряд спасателей-резервистов». Обучение шло не только по альпинизму, но и по другим, полезным для общего развития дисциплинам. Это заинтересовало. Работа, жизнь у меня была размеренная и стабильная и на тот момент даже мысли о волонтерстве не возникало.

Записался на курсы, около года еще стоял в очереди. На первом занятии с удивлением смотрел на окружавших людей, на увлеченных делом преподавателей, но уже на втором понял, что это мое. Изменилось восприятие жизни, потому что узнал как можно помочь людям оказавшимся в беде.

После учебы отправили на полугодовую стажировку. Ездил в экипаже, но к работе не подпускали, просто наблюдал как профи работают.

Постепенно, на форумах, на сменах стал общаться с коллективом. Прикипел к людям душой. Большую лепту во внутренние изменения привнесли Юрий Иванович и Елена Александровна, которые, несмотря на то, что являются руководителями, значат для нас много. Они вторые родители, наставники. Всегда помогут советом, выслушают, поддержат. И в смене сложились практически семейные отношения. Нас объединяет не обычная работа, ведь мы работаем без платы, а общий мотив. Мы не получаем материальное вознаграждение за труд, но получаем духовное.

Раньше, у меня была обычная жизнь. Пятидневная работа, путешествия, общение с друзьями – все, как у всех. А когда стал дежурить в отряде изменилось даже отношение к основной работе. Она стала легко исполнимой. Наверное, потому что теперь есть с чем сравнивать и пришло понимание, что настоящие жизненные трудности не там.

- Какие специалисты заступают в смену?

- Когда смена формируется, примерно сразу представляем, кто и чем в рамках дежурной смены будет заниматься. Кто лучше водит машину будет водителем. Тот, у кого опыта больше – старший смены, женщины чаще заступают диспетчерами или оказывают первую помощь. Но это условно, потому что мы все обучены одинаково и по сути, являемся универсалами.

Большая часть членов отряда совмещают основную работу с дежурствами и самостоятельно планируют свой график так, чтобы максимально успевать везде.

- Откуда поступают заявки?

- Вызовы на пожары и ЧС передает Центр управления в кризисных ситуациях (ЦУКС, диспетчерская служба гарнизона пожарной охраны Москвы, номер «101»), а операторы Системы «112» передают вызовы на экстренные социальные происшествия. Иногда за сутки бывает более 20 выездов у одного экипажа, иногда меньше.

- С чего началась главная история вашей жизни?

- В одну из смен поступила заявка на спасение собаки. Заявителем была Маргарита.

Маргарита: в 2015 году, на территории промзоны, в коллектор глубиной метра 3 попала собака. Я – волонтер московского муниципального приюта «Красная Сосна» и к животным не равнодушна. Осмотрели местность и поняли, что в коллектор спуститься невозможно. Кто-то в соцсетях рассказал про «СпасРезерв» и посоветовал обратиться за помощью.

В моем представлении, члены отряда были такими же волонтерами как мы, в обычной одежде, без снаряжения, но я надеялась, что у них будут хотя бы лестницы и веревки. Утром приехала к коллектору раньше спасателей. И тут, как в фильмах о супергероях, со склона, освещенные яркими лучами солнца со спины, спускают в боёвках спасатели. Один, второй, третий… их было шестеро. Спустились в коллектор, а собаки нет, пропала. Как только они уехали, объявилась и снова принялась выть. Приехал второй экипаж, вновь собаку не нашли, но при детальном осмотре, обнаружили над трубами дыру. На следующий день приехал третий экипаж. Обследовав местность, нашли заваренные люки, связанные с коллектором. Позвонили в городские службы, приехал мастер, открыл. В какие-то из-за сильного запаривания нужно было спускаться только в спецодежде. Спускались по времени, звеном, в общем, целую спецоперацию развернули. Позже, спасенному четырехмесячному щенку, которого назвали Агатой, нашли дом.

- Так завязались ваши отношения?

Маргарита: не совсем. Была еще история спасения 5 щенков. Моя гиперактивная, 85-летняя знакомая нашла щенков на стройке, в Мытищах. Но в наш муниципальный приют собаки попадают только официально, через отлов. Нашли «передержку», собрали на нее деньги. Строители щенков отдавать не захотели и даже кинулись с нами драться, пришлось подключать участкового. Я вновь обратилась к добровольцам, потому что спасатели - волшебные люди, которые все знают и всегда придут на выручку. Это и был переломный момент.

Дмитрий (смеясь): я понял, что, если не взять над ней шефство, вновь влипнет в историю.

Маргарита: у нас даже первое свидание было необычным. В тот день я работала в офисе. Красивое платье, маникюр, прическа, все как обычно. Дима предложил провести совместный вечер, встретил после работы и повез… в магазин. Купил мне берцы, штаны и мы всю ночь искали потерявшегося в лесу дедушку.

Дмитрий: пару лет я участвовал в поисково-спасательном отряде «LizaAlert», искали пропавших людей по Москве и области. На рассвете дедушку нашли, живой… Так наша семья и сложилась. Толком даже свиданий не было, чаще с ее подопечными возились, то в выставке участвовали, то «хорошие руки» искали…

- О чем лично для себя мечтаете?

Маргарита: особо ни о чем. Наша жизнь полна движения, эмоций, любви. Хотя, я бы не отказалась от собственного дома с большой территорией.

Дмитрий: мы бы построили на территории приют для собак и помещение для «передержки».

Маргарита (смеясь): или дом престарелых. А можно и то и другое. Силы и желание у нас есть!

Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры - Новости - Главное управление МЧС России по г. Москве

Сергей и Екатерина Хаевы

Екатерина: родилась я в Нальчике, с детства мечтала быть спасателем, но не сложилось, ушла в парикмахерское искусство. Жила обычной жизнью: дом-семья, заботы, хлопоты. Все, как у всех. Мне нравится профессия парикмахера, люблю делать людей красивыми, нравится астрология, которой увлеклась, чтобы убежать от быта. В 2019 году увидела по телевизору репортаж о «СпасРезерве» и решила попробовать. Повезло и я довольно быстро прошла собеседование, попала на обучение, а затем в смену. В ту пору в отряде открывали северно-западный ход и шел набор в смену Сергея Хаева. Пришла в его смену, так мы и познакомились.

Сергей: родился в Москве. Играл в хоккей, в 90-ых активно увлекся спортом. Долгое время работал в зарубежной компании водителем большегруза, мотался по России. «СпасРезервом» меня соблазнил Сергей Михайлов, с которым дружим с детства. Он окончил школу каскадеров и работал в пожарно-спасательном центре Москвы. Вот я и решился, отучился и пришел в добровольческий отряд.

«Пожарка» и «спасалка» это области, в которых непрерывно приходится самосовершенствоваться. Регулярно нужно осваивать новейшие технические достижения, получать новые профессии, знания. И человек настолько привыкает, это так затягивает, что остановиться невозможно. Вот так и я. Ушел работать пожарным в ПСЦ (поисково-спасательный центр), в 207 отряд – тот, что отвечает за Москва-Сити. Позже, перевелся в область, где работаю по сей день.

Когда впервые увидел Екатерину, мгновенно понял, что это моя женщина. Я раньше не верил в то, что с первого взгляда можно узнать своего человека, думал - сказки. Тем более, что мы люди взрослые, самодостаточные. Оказалось, не сказки.

Несмотря на то, что по временному отрезку мы вместе не долго, но уже успели пройти богатый событиями, путь. В иной период у нас за смену по 20 выездов выходит.

- А дежурите, как часто?

Сергей: по-разному. В прошлом году у нас с Катей 41 смена, примерно раз в неделю получается.

- А что по вашему мнению является системообразующим в добровольческой деятельности?

Сергей: дисциплина. В спасательных, пожарных подразделениях, считаю, демократический подход только вредит. Когда система выстроена, всем даны задания и людям известен их шаг, дело будет успешным. Особенно это касается поведения при пожарах и ЧС. Мы - добровольцы, пришли в отряд по своей воле, не получаем за работу деньги, нам из ЦУКСа или со «112» дают задания, и мы их выполняем. Если допустить демократию, то в критической ситуации будет анархия. Каждый, кто приходит в отряд, должен понимать, что это не история про «бэтменов», а работа. Ежедневная, часто тяжелая, иногда черная, но работа. Не без героизма, но только в некоторых случаях.

- Насколько известно, вам приходится спасать животных? Попадаются редкие?

 Сергей: бывает. Хорьки, еноты, которых в зоопарки сдаем. Нам в этом помогают волонтеры из общества защиты животных, тоже ребята молодые, активные. Ведь эти животные не адаптированы к городской среде и потому, без помощи быстро погибнут. Частенько в вентиляции застревают крысы, коты, кролики, змеи. В квартирах заводят, тех же змей, террариум не закрыли, она и уползает к соседям в гости.

Екатерина: а бывают и курьезные случаи. Однажды из ЦУКС поступила заявка, что на детской площадке, лежит свернутая колечком змея. Мы приехали на место, а уже вечерело, с фонариками рыскаем, под лавочками, урнами ищем. Наконец, увидели ее. Действительно, колечком свернулась, голову приподняла и пасть раскрыла. Оказалось, резиновая.

Сергей: она у нас до сих пор в машине, в бардачке, как напоминание лежит.

- Разве вы знаете, как обращаться со змеями?

Екатерина: мы конечно не змееловы, но на обучении нам многое преподают. И как оказать первую помощь при укусе змей, ядовитых насекомых и как их поймать и как с ними обращаться.

- Пауков приходилось ловить?

Сергей: бывало. Главное – не бояться. Тут роль играет, что, когда ты гражданский человек, можешь себе позволить испугаться и ничего не делать. А когда ты на работе, не имеешь права бояться. Мы приезжаем людям помогать! Приезжаем на вызов, уже испытывая адреналин, морально подготовленные, в голове будто тумблер переключается и мы выполняем свою работу до конца.

- А многие готовы ломать в своих квартирах стены, чтобы вызволить застрявшее животное?

Екатерина: все от людей зависит. Был такой случай: мужчина купил кошку породы мейн-кун, крупную, красивую. Понес к другу похвастаться питомцем. А она убежала, хотела спрятаться, да провалилась в вентиляционную дырку. Двое суток друзья ждали, что кот самостоятельно выберется, а он даже пошевелиться в ловушке не мог. Вызвали нас. Пришлось в итоге и вентиляцию сломать и простенок в ванной.

- Часто ли двери квартир вскрываете?

Сергей: случается. Но вскрываем, если нет угрозы жизни, только с согласия участкового. Мошенников много, бывает, человек говорит, что прописан в квартире, а по факту, она принадлежит другим. Порой приходится проникать через окно, чтобы не повреждать дверное полотно. Нас ведь чаще зовут пенсионеры и инвалиды, у которых денег не так много. Или, например, за дверью стоит плачущий малыш, которого уговорами не отогнать. Вот здесь, чаще наши девушки работают, они габаритами меньше.

- Много ли желающих придти в отряд?

Сергей: приходят многие, остаются единицы. Приходят с романтическим представлением о деятельности, а столкнувшись с бытовой работой, оказываются не готовыми. Ведь порой приходится вскрывать двери квартир, в которых жильцы уже мертвы. Мы обеспечиваем доступ в квартиру, а далее, работают судмедэксперты.

Екатерина: да, такого порой понасмотришься, что не у всех нервы выдерживают…

- Часто приходится взаимодействовать с другими органами власти?

Сергей: да. На контакт с нами идут легко, относятся с уважением, все-таки мы делаем общее дело. Той же бригаде «скорой помощи» помогаем донести больного до машины. Ну, например, на вызов приезжают врач, фельдшер и водитель, а пострадавший весит килограмм 150.

Большое количество людей, выходя на пенсию перестают вести активный образ жизни и даже из дома редко выходят. Унывают, не видят радости в жизни и довольно быстро набирают вес. Как правило именно они и нуждаются в помощи.

Екатерина: поступила как-то заявка от ЦУКС. Мужчина, рост 190, вес свыше 200, упал с кровати, нужно помочь подняться. Приезжаем в квартиру, пострадавший лежит на полу, нога подвернута в неестественном положении, подозрение на перелом шейки бедра. Вторая нога тоже травмирована, похоже на гангрену. Вызвали «скорую», бригада перелом подтвердила, нужно транспортировать в больницу. Живет он на 9 этаже, грузовой лифт отсутствует. Так и несли, на волокушах, вшестером.

Зато знаете какой легкой становится собственная жизнь. Чем сложнее задачи решаем, тем явственнее чувствуем, что в движении и действии ее яркость.

Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры
Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры
Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры
Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры
Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры
Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры
Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры
Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры
Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры
Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры
Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры
Мы второй эшелон, мы добровольцы, волонтеры
Эта статья полезна?